NewsUA

Армия без руководства. Провалы РФ в Украине

Армия без руководства. Провалы РФ в Украине

Россия руководит своей военной кампанией против Украины из Москвы, не имея единого военачальника на месте, который бы мог отдавать приказы и принимать решения.


Запад, который отводил Украине всего 2-3 дня на оборону после атаки российских войск, пытается понять, почему конфликт затянулся уже на 37 дней. Западные страны признают, что переоценили силы российской армии и пытаются проанализировать, что же у нее пошло не так. Например, The New York Times выделяет сразу три ключевых проблемы российский войск.

Кто руководит?

Россия руководит своей военной кампанией против Украины из Москвы, не имея единого военачальника на месте, который бы мог отдавать приказы и принимать решения. К такому выводу пришли представители госструктур США, изучающие ход войны, которая длится уже пять недель, пишет The New York Times.

По их словам, такой централизованный подход может во многом объяснить, почему российская военная кампания увязла перед лицом более жесткого, чем ожидалось, сопротивления украинцев.

Отсутствие единого военачальника в Украине означает, что российские воздушные, наземные и морские подразделения не синхронизированы. Их разобщенные боевые операции страдают из-за плохой логистики, падения боевого духа и гибели от 7 000 до 15000 военнослужащих, утверждают высокопоставленные американские чиновники и независимые аналитики. Украина же оценивает потери российской армии и вовсе в более 17 тысяч человек.

С этой проблемой отчасти связана и гибель по меньшей мере семи российских генералов, поскольку высокопоставленных офицеров выталкивают на передовую для решения тактических проблем, которые западные вооруженные силы доверили бы более младшим офицерам или старшему рядовому составу.

Один из высокопоставленных чиновников США отметил, что представители НАТО и разведсообщества неделями ждали появления российского топ-военачальника в Украине. Никто так и не появился, поэтому западные официальные лица пришли к выводу, что решения принимают люди, находящиеся далеко от фронта, в Москве: министр обороны Сергей Шойгу; начальник Генерального штаба российской армии генерал Валерий Герасимов и даже президент Владимир Путин.

Однако вести военную кампанию с расстояния 500 миль сложно, говорят американские военные чиновники. Сама по себе такая дистанция уже может привести к рассогласованости между войсками, ведущими бои, и военными планами, которые разрабатывает Москва. По их словам, вместо того, чтобы упорядочить процесс, Россия создала военную машину, не способную адаптироваться к быстрому и гибкому сопротивлению Украины.

Офицеры – рабы

Еще один высокопоставленный американский чиновник сказал, что российские солдаты, которых приучили не ступать ни шагу без четких указаний начальства, в растерянности остались на полях сражений, в то время как Путин, Шойгу и генерал Герасимов продолжали выстраивать все более оторванные от реальности стратегии.

Такой вертикальный подход означает, что Москва спускает инструкции генералам на местах, которые затем передают их войскам, приказывая тем следовать этим инструкциям вне зависимости от ситуации на местах.

На нижнем уровне российские военные не имею права указывать на недостатки в стратегии, которые должны быть очевидны.

Военные аналитики утверждают, что к гибели российских генералов привела сложная цепь событий, истоки которой — в развалившейся структуре командования, которая берет свое начало в Москве.

”Я не вижу слаженной организационной архитектуры, создания которой можно было бы ожидать, учитывая месяцы учений и, предположительно, еще более длительный период планирования (войны) перед вторжением”, — заявил в комментарии NYT генерал в отставке Дэвид Петреус, занимавший пост главы Центрального командования вооруженных сил США и главнокомандующего сил в Ираке и Афганистане.

В американской военной структуре командования четырехзвездный военачальник в поле координировал бы и синхронизировал бы все подчиненные ему воздушные, наземные и военно-морские силы, а также специальные и кибероперации. Кампания имела бы главную цель, своего рода центр тяжести, а другие операции работали бы в поддержку этой цели.

Тогда как в случае гибели некоторых российских генералов причина всех проблем крылась далеко от поля боя, поскольку Москва не смогла достаточно быстро отреагировать (на оперативную ситуацию) на фоне того, что Украины заглушила российские коммуникации.